Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Мелькнул хвост лисий.
Нет теперь мне покоя –
Жду каждый вечер.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
09:41 

... because the nights in Kyoto are hot...
05.04.2013 в 15:21
Пишет Геда:

URL записи

22:29 

... because the nights in Kyoto are hot...
Весна всегда казалась мне удивительным временем года – она сочетает в себе начало новой жизни и смерть. Смертью пропитано всё, всё, начиная с пресловутых цветов сакуры… из-за них тяжело дышать, мне не нравится. Возможно, всё в разыгрывающейся каждую весну мигрени, которую в строгих рамках всего-лишь-головной-боли помогает держать только сила воли.
Я растрепанный и несобранный. Конечно же, не внешне. Внешне ничего и никогда не меняется – только, может иногда седой волосок откуда ни возьмись… или морщинка становится глубже… А внутренне мне растрёпанно. И печально.
Этой весной я слишком часто вспоминаю людей, покинувших меня.
Тех, кто был близок – и тех, до кого я никогда не мог дотянуться. Этих людей много. Их лица чередой проносятся перед внутренним взором. В кошмарах они искажаются и становятся масками театра Но. В воспоминаниях… они другие. Здесь и отец, и Такадзу-сан, и учитель, и Микото-старший. Здесь тот, кто утверждал, что я пахну персиками – и та, что отдавалась мне так страстно. И груз сожалений становится практически невыносимым…
Я хуже могильщика.

А волосы растут. Визиты к Муги-чану всегда возвращают мне спокойствие и ясность ума. Пора, пожалуй.

В Ко Каку Ро в последнее время пахнет лотосом.

09:18 

... because the nights in Kyoto are hot...
Ужасная ночь. Привкус кошмаров ещё тает на кончике языка.
У них есть когти.

20:15 

... because the nights in Kyoto are hot...
Из книги Масахико Симада "Красивые души":
"...Любовь принца (Хидэномия) автоматически становится делом государственной важности. Любовь как забава для него невозможна" (с)

Для Японии фигура императора и наследного принца - даже сейчас значит намного больше, чем та же королева Елизавета для англичанина. Что и говорить, хоть Его Величество Император Муцухито и вынужден был признать себя человеком, отказавшись в угоду Америке от своего божественного происхождения, хоть это и вызвало волну самоубийств, пронёсшихся по всей территории страны - менталитет остался тем же. Что радует меня более всего, так это то, что до сих пор фигура Императора освещает и объединяет Японию. Он - гражданин, по сути лишённый гражданской жизни, он прижизненная легенда, символ.... Любовь как забава для него невозможна, ведь давно уже идеалы Мейдзи канули в лету.

Себе на заметку: перечитать Дзиро Нитта -"Ода Нобунага - полководец муссонных дождей", Сюгоро Ямамото "Открытая дверца в заднем заборе", Митико Нагаи "Время умереть", Сюхэй Фудзисава - "Тигриное око" - орудие тайных убийц", Синдзюро Тобэ "Клыки дракона".
Первое - особенно сладко. Перед Нобунагой я преклоняюсь, каждый раз замирает сердце - стоит только подумать об этом великом человеке!

И напоследок:
"И если ты думаешь, что здесь нет ничего позорного, и считаешь, что главное - это твоё собственное благополучие, то твои распутные и неучтивые действия достойны лишь сожаления" (с) Бусидо

19:35 

... because the nights in Kyoto are hot...
Я пишу много танка, да вот только теряются они постоянно. Мне не кажется этот факт достойным сожаления, но не могу не отметить - в них поселились журавли. Возможно, это не так уж и удивительно для владельца ресторана "Ко Каку Ро" - Токующий журавль...
Но это другие птицы. Осенние и печально-прекрасные. Вы наблюдали когда-нибудь их полёт? Он похож на лёгкий росчерк кисти, выводящей иероглифы...

Вьётся в небесах,
Словно лента на шелках,
Стая журавлей.


Танка я пишу редко. Но пишу.

Осенью плачет
Алыми листьями лес -
С ним плачу и я.
Выстелил ложе моё
Одиночества холод.

20:12 

... because the nights in Kyoto are hot...
Действующая ролевая по Yami no Matsuei






Присоединяйтесь к нам!

20:31 

... because the nights in Kyoto are hot...
Увы! Не места
Мне на земле. И даже
В уединенье
Средь гор моих любимых
Я слышу плач оленя.
(с) Таю Тошинари

Отец предпочитает виски, сын – сакэ и вино. Это удивительно, казалось бы, даже в алкоголе следовало бы соблюдать традиционность…
Очаровательная аллюзия. Тигр, вепрь и журавль. Бедный-бедный журавль.

О чайной церемонии написано и сказано уже очень многое, но мне хотелось бы обозначить вновь те семь золотых правил, которые вынес монах Рикю:
«Есть семь секретов. Заваривай чай так, чтобы твой гость получал от него удовольствие. Раздуй уголья, чтобы вода закипела. Поставь цветы как надо. Пусть в комнате будет прохладно летом и тепло зимой. Опережай время. Пусть твой зонтик будет всегда наготове – даже если не идёт дождь. Пусть твоё сердце чувствует сердце твоего гостя»
Последнее наставление, на мой взгляд, является одним из важнейших. Хотя важна любая мелочь.

22:40 

... because the nights in Kyoto are hot...
12:05 

... because the nights in Kyoto are hot...
Каждый человек заведомо одинок.
Мы приходим в этот мир одни - и уходим так же. Ни с чем. Никто не принадлежит нам - и мы не принадлежим никому.
Во фразе "не отпускай меня" есть что-то безумно пошлое, как в дешёвом романе в мягкой и чуть потрёпанной обложке. Мы не можем заставить кого-то быть рядом с собой или удержать. Потому что каждый сам волен выбирать свой путь.
Мы можем сделать так, чтобы человек захотел остаться рядом. Но принуждение бессмысленно.
Иногда этого сделать не получается. И виной можем быть не только мы или наши не слишком старательные попытки, но и другие факторы.
Стоит лишь помнить, что каждый человек изначально одинок в космическом холоде бесконечных вселенных.
Один очень далёкий от философии человек доверительно сказал мне как-то в приватной беседе - некоторые люди похожи на кометы. Такие же ослепительно яркие - и так же быстро уносятся в темноту космоса. Некоторые люди становятся нашими постоянными спутниками. Вокруг друг мы вращаемся, как вокруг звёзд.
Меня поразило это точное определение от него, столь далёкого от дзэн-буддизма.
Каждый из нас может быть одновременно солнцем, кометой, спутником - для кого-то. Но бесконечная тишина и бесконечный холод космического одиночества неизменны для всех нас. Принцип саби.

16:06 

... because the nights in Kyoto are hot...
Рад приветствовать здесь Хиса (Фэа)


Photobucket

09:28 

... because the nights in Kyoto are hot...
У этого человека воспалённые глаза, словно от недосыпа. Но тот, кто знает его достаточно долго уже к этому привык... как я. Белки глаз чуть красноватые, так что тёмно-синяя радужка кажется холодной и совершенно бездонной. В голове тотчас же проносятся ассоциации - тёмное зимнее небо, глубокая вода подо льдом... колодец. Лицо у него бледное, если не сказать белое. К такому загар не пристаёт... у твоей кожи тоже есть это свойство, но выглядишь ты по-другому... как христианский ангел. Он же - как труп. В белизне этой есть что-то нездоровое, словно у него анемия.
Узкая полоска губ. Тонкие усики над верхней губой, маленькая бородка. Щетины нет. Кожа кажется не просто идеально выбритой - восковой. Будто на ней, как на кости, вообще ничего расти не может.
А волосы пшеничные, до плеч. Сразу видно, что за ними этот человек хорошо ухаживает - пряди мягкие, лёгкие, густые... Говорят - сапожник без сапог. Но только не в его случае. Темно-синяя бандана, стягивая волосы, подходит по цвету к глазам, и я иногда задумываюсь, был ли это специальный выбор... наверно, нет. Наверно, мне сложно было бы представить Муги-чана, выбирающего себе подобный предмет одежды... наверно, мне было бы сложно представить его где-то ещё - помимо его парикмахерской.
Когда он пожимает мне руку - европейский обычай, а все сейчас отчего-то стараются выглядеть независимыми европейцами, и он тоже - я приподнимаю уголки губ в вежливой улыбке. Вид Муги-чана производит впечатление расслабленности и лености, как и его вялое рукопожатие, но я знаю истину.

Его парикмахерская расположена на пересечении двух улиц, но вывеска не слишком яркая. Нарочно или нет, но она кажется поблекшей от времени. Выцвевшей. А внутри играет патефон. Оригинально... винтаж, наверно. Старые записи с виниловых пластинок, таких же старых, как и сами записи. Пахнет настоящей парикмахерской.
Раньше Муги-чан был и цирюльником, но теперь я даже не знаю... есть ли кто-нибудь достаточно смелый среди его обычной клиентуры, кто мог бы подставить беззащитное горло этому человеку? В цирюльнике и его клиенте есть что-то интимное, как в хирурге и его пациенте... не знаю, многие ли хотят этой интимности с лучшим знатоком обеих своих профессий в Киото...
Я вручаю ему лучшие сладости, и Муги-чан радуется, как ребёнок. Он большой сладкоежка... как твой аметистовоглазый ангел. Я ещё в первый раз подумал - о, господи, как пошло и как наигранно это звучит! Но промолчал. Я всегда молчу.

Парикмахерская "Чёрные ножницы" - элитная. Попасть сюда сложней, чем к какому-нибудь дорогому стилисту с громкой фамилией... и элита тут своя. Если вы долго общаетесь в преступных кругах и политике - что часто одно и то же - то могли бы узнать многих его клиентов... они всегда приходят по одному, и строго в назначенное время. И когда мир вдруг сужается до размеров небольшого пятачка пространства вокруг кресла, а тело укрывает специальная ткань - как саван - по горло, они ведут с хозяином этого места тихие разговоры под аккомпанемент старых пластинок и пощёлкивания ножниц. От ножниц по всему помещению бегут холодные блики, Муги-чан следит за своими инструментами.

Мне не нужна помощь профессионального киллера и главы элитных убийц "Чёрные ножницы", и я просто прихожу к нему стричься. Слушаю его голос с потусторонними нотками, смотрю в глаза безумию - а этот человек безумней мартовского зайца, и улыбаюсь ему. Мне это нравится... это даже не адреналин, это другое... может, и я сумасшедший, кто знает... но когда Муги-чан начинает тихонько напевать, пока гребень скользит в моих волосах, я расслабляюсь.
Я только надеюсь, что убивает он всё-таки другими ножницами.

09:21 

... because the nights in Kyoto are hot...
Всех новоприбывших я с радостью приветствую.

Photobucket

09:13 

... because the nights in Kyoto are hot...
За окном кружится
Под окном гуляет пудра
Молоком облито, в серебро одето
Утро.
Что же ты не едешь,
Что же ты не мчишься
К дому?
Где-то затерялся паренек знакомый снова.

читать дальше


Подобным началом я, вероятно, сильно выбиваюсь из того стиля повествования, что веду здесь. Но песня как нельзя лучше подходить к тому, что я вижу за окном.
Снег метёт, снег съел все краски, кроме белых... это хорошо, мне нравится этот цвет, хотя он и символизирует смерть. Глазам больно смотреть на него, когда ярко светит солнце, но пока что этой проблемы нет. Солнца нет.
Я продолжаю свои записки - конечно же, совсем не у изголовья, а очень даже за письменным столом. И очень не хочу сегодня никуда ехать. Как всегда, движение в снегопад встанет, а любоваться на аварии из-за чьей-то неосторожности мне не хочется. Как и потратить лишних 40 минут в пробке.
Год Дракона меня поглотил с самого своего начала, и людей под этим знаком, что символично, теперь я каждый вечер вижу в Ко Каку Ро. Ситуация всё накаляется, нейтралитет держать с каждым днём всё труднее. Водный элемент - плохой элемент, хоть я и люблю воду. Не зря ведь вода ассоциируется со смертью и тёмным женским началом. Наверно, именно поэтому в этом году так много уже смертей - хотя он только начался. Что ж, посмотрим, что будет дальше.
Нужно сменить фусума в северной комнате. Неаккуратные гости, хоть и убрали за собой, но умудрились их заляпать.

Где ты, интересно мне знать? Видишь ли этот белый-белый-белый снег? Я люблю метель, на самом деле, что бы ни говорил. Потому что тогда легко обманываться, что вот сейчас из белого облака возникнет силуэт... и ненавижу одновременно. Слишком легко обмануться.
С другой стороны, опиум решает многие проблемы.

14:55 

... because the nights in Kyoto are hot...
Всех тех, кто отмечает и празднует Рождество 25го числа - поздравляю с этим праздником!
Пусть всё у вас сложится так, как вам того хочется.

20:31 

... because the nights in Kyoto are hot...
На одной из западных окраин Киото есть удивительно красивое место - Сверчковый храм или же Храм Сверчков, Sudzumushi-dera. Это прекрасное место для тех, кто любит пение этих насекомых, ведь здесь они поют круглый год. За ними специально ухаживают и поддерживают необходимую температуру, чтобы радовать посетителей храма их звонким и приятным пением. Сверчки содержатся прямо в зале для проповедей. И что может быть изысканней такого контраста, как зимний вечер, тихий снег - и неумолчное пение сверчков!
Ещё стоит обратить внимание на Дзидзо, который находится здесь. Говорят, что если назвать ему своё имя, адрес и самое заветное желание, то он придёт к тебе и выполнит его... Это очень трогательно.

Удивительное насекомое - сверчок. В его песни сочетаются утончённая печаль об ушедшем и светлая память минувших дней. В знаменитой "Гэндзи-моногатари" есть чудное стихотворение:
Печально
Осеннее прощанье...
Не множь его,
Сверчок,
Не плачь в полях.


Уже совсем не осень, но песня сверчков в тишине храма звучит печально.

13:55 

Ask Oriya Mibu

... because the nights in Kyoto are hot...
Идея, поданая мне западными друзьями и коллегами, не кажется плохой, потому не вижу смысла её отметать.
Здесь в комментариях вы можете задать мне, Ории Мибу, любой вопрос - анонимно или от своего лица. И я постараюсь ответить на него максимально полно.
Запись изредка будет подниматься.

16:08 

... because the nights in Kyoto are hot...
"Я сейчас видел сон. Мы встретимся.
Обязательно встретимся. Под водопадом..."

Юкио Мисима, "Весенний снег"

Мастер умеет. Сколько прошло лет, а строки - заново по сердцу, словно лезвием.


Koukei Kojima «Мост через водопад»

11:02 

... because the nights in Kyoto are hot...
11:00 

... because the nights in Kyoto are hot...
В темноте мысли всегда ходят по замкнутому кругу, и не важно, о чём ты будешь стараться думать.... Всё равно мысли неизбежно вернутся к этому мраку и теням, которые его населяют. Теням, у которых когти и немигающие глаза.

12:56 

... because the nights in Kyoto are hot...
В первую очередь хотелось бы поприветствовать новоприбывших - -Рин- и Sei Katsu


Сегодня особенно неприятный день - по части головной боли. Может, не стоило мне начинать читать Перси Шелли именно в такой день... хотелось ознакомиться с представителем английской поэзии того времени - с кем-то помимо Китса и Вордсворта, ибо в этой сфере я, к своему стыду, не могу похвастаться большой начитанностью.
Шелли показался мне многословным. Действительно - ту мысль, которую можно легко и изящно уместить в четверостишье, он растягивает на три листа... возможно, это во многом и вина переводчика, но мне было трудно отслеживать некоторые обороты и их согласование.
Хотя, говоря откровенно, некоторые стихи мне понравились - но особого восторга, как Китс, не вызвали.
Теперь хочу просветиться Тенесси Уильямсом - всё-таки он не даром является одной из ключевых фигур американской литературной жизни.

Дни сливаются в одну беспросветную череду - головной боли и ожидания. Ничего страшного. И к первому, и ко второму я привык. Это напоминает мне то, с какой жадностью в летний зной мы ожидаем прохладное дуновение ветра.

Рэндзо, не стыдно забывать друзей?

Пара строк на рисовой бумаге

главная