Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Мелькнул хвост лисий.
Нет теперь мне покоя –
Жду каждый вечер.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:17 

... because the nights in Kyoto are hot...
Ночью выспаться толком не удалось, снова слишком шумные посетители. Иногда мне кажется, что в Ко Каку Ро стоило бы сделать звуконепроницаемые стены, но это, конечно, скорее подходит для его лаборатории.
Люблю вежливых посетителей, которые свои трупы забирают с собой и извиняются за доставленные неудобства. Остаётся только заменить татами и бумагу на фусума, если капли долетели и туда. В целом - идиллия.
Моё любимое издание "Сто стихотворений ста поэтов" радует под этот дождь. Любимое не только потому, что люблю эту вещицу - Сакура подарила. Кажется. мы виделись так давно, милостивые ками, будто сотни лет назад. Но я так люблю её мягкий голос... Золотые стрекозы и хризантемы по тёмно-зелёной обложке, да-да, должно было бы настраивать на поэтические нотки даже сейчас. Но, похоже, я слишком приземлён сегодня. Придётся выбраться в город, а там такая грязь и слякоть... лучше наслаждаться поэзией дождя, сидя дома.

Если говорить о цветах, то сейчас лучше всего подошло бы поле ликорисов. Одно из любимых кимоно расшито ими. Наверно, это правильно и здраво. Тот, кто приходит в Ко Каку Ро - умирает для внешнего мира. Я же здесь постоянно.

18:30 

... because the nights in Kyoto are hot...
Дождь всё не прекращается. Такое ощущение, что ещё немного - и я выйду в подобие маленькой Венеции, а не в сад.
Несмотря на то, что спал хорошо - весь день словно сонный. А всё из-за пасмурной погоды. Зато под дождь приятно курить - наверно от влажности. Дым из губ течёт лениво-лениво, а с ним и мысли становятся неспешными. Словно застоявшаяся вода в пруде - ещё бы ряской не подёрнуться только и совсем хорошо будет.

В некоторых провинциях уже зацветает сакура. Это довольно красивое зрелище - особенно, если нет дождя и можно расположиться под деревьями. Да и распить пару чарочек сакэ. Только в последнее время я, глядя на цветущие вишни, всё чаще вспоминаю рассказ Сакагучи Анго "Под сенью цветущей сакуры". В некотором роде вполне могу поддержать главного героя - порой и меня пугает её цвет. Говорят, в Мейфу сакура цветёт вечно. Но чего она тогда стоит? Вечное цветение сакуры не соответствует принципу Моно но Аварэ. Наверно, я идеалист и почитатель эпохи Хэйан, но кто без греха, как говорится... И всё же - созерцая всё время красоту, мы притупляем наш взгляд.
Примерно в этом месте я был бы готов подойти к рассуждению о том, что застывшая красота не может сравниться с красотой движения, но не стану продолжать. От такого поклонника гравюр, каким я являюсь, это было бы попросту глупо.
Сегодня порадовал сам себя творчеством Каджита Ханко:


Проклятый дождь и ветер! Такое ощущение, что кто-то царапает сёдзи. Очень приятно. Хоть перечитывай "Пионовый фонарь" - то же самое впечатление создаётся.
Сегодня снова будет чай с лотосом. Потому что после него опиум приятно пощипывает губы, да-да... И табак. Остаётся только определиться.

@музыка: The Doors - People are strange

12:24 

О ненависти

... because the nights in Kyoto are hot...
Как часто каждый из нас говорил в своей жизни "ненавижу тебя!", "ненавижу эту жизнь!" или "ненавижу апельсиновый сок!". Это всего лишь слова, которым не стоит уделять особого внимания.

Ненависть - это по-настоящему страшное чувство. И вряд ли каждый, среднестатистический человек может познать его в полной мере. Я знаком с двумя людьми, которых терзает настоящая, неподдельная ненависть - и это ужасно.
Ненависть иссушает и разрушает. Ненависть подобна Лисьим Огням - ведёт за собой, но зачастую ведёт за собой к погибели.
Я скорблю о тех, кто испытывает это чувство. Мне жаль их.

Если применять это понятие относительно меня самого, то я могу точно и твёрдо сказать - я не испытываю ненависти ни к кому. Я знаю обиду, я знаю раздражение. Меня часто одолевает гнев. Но час на рассвете с катаной, когда по саду едва-едва расползается туман - и гнев уходит. Слишком дорого моей душе спокойствие и внутренняя гармония, чтобы утомлять и унижать самого себя подобным.
В Ко Каку Ро некоторые приходят не за едой, не за развлечениями, не за традиционным антуражем, который так дорог моему сердцу. Есть те, кто приходит сюда для того, чтобы побыть людьми. Чтобы сбросить с себя бремя - пусть всего лишь на время, но и минуты бывает достаточно, чтобы дать передышку.
Ненависти в мой дом путь заказан. И, чуть ли не в шутку, но ведь в каждой шутке есть только доля шутки: ненависть - удел живых. Когда человек приходит в Ко Каку Ро для окружающего мира он умирает.

"Я решил пройти по жизни с любовью. Ненависть - слишком тяжёлое бремя" Мартин Лютер Кинг.

15:58 

... because the nights in Kyoto are hot...
Наконец-то дожди миновали и небо расчистилось. Яркое синее небо - кажется, в нём можно утонуть, если смотреть слишком долго. Только вот с переменой погоды, как водится, усилились мои головные боли.
Хочется рассмеяться. В университете мы давно проходили, что мозг как орган боли не чувствует. То есть, предположим, если резать мозг на живую - больно не будет. Однако же этот комок в черепе отчего-то так чутко реагирует на изменения погоды и так яростно пульсирует болью, что поневоле задумываешься...

В горах Ёсино
Долго, долго блуждал я
За облаком вслед.
Цветы весенние вишен
Я видел - в сердце моём.
(Сайгё)

Одолевают желания - сорваться с места, из Киото - хоть куда-нибудь. Пусть и в Ёсино. Вполне так романтичное путешествие - искать барабанчик Ёсицунэ, что ли... Только как-то я староват, наверно, уже для таких романтичных приключений. Другое ли дело - будь я студентом. Второкурсником, например... Ах, чёрт, тогда всё казалось другим. Всё казалось лучше, что ли... И будущее не виделось бесцельным. А потом принцип саби взял своё, да-да.

Вообще, в последнее время я слишком часто задумываюсь о прошлом. Я ещё не стар настолько, чтобы сказать уверенно "Я старею", но, говорят, о прошлом слишком часто задумываются только старики. Любопытный парадокс.
Вспоминаю о тех вечерах, когда принимал у себя гостей... гостя... Когда сам готовил чай. Иногда это слишком походило на игру, но соблюдать правила этой игры было легко. Почему? Потому что заканчивался очередной раунд и мы прерывались. Игроки уходили... чтобы вернуться.
Теперь, к сожалению, я пью чай в одиночестве - по большей части.

Сегодня обязательно поищу его стихи. Может быть, где-нибудь и сохранились... Хотя, кого я обманываю, смешно просто. Сохранились. Этот быстрый почерк, который иногда уж слишком напоминает скачки кардиограммы, покрыл слишком много листов рисовой бумаги, чтобы я хоть чего-то да не нашёл.

@музыка: Ф. Лист - Трансцендентные этюды

11:55 

... because the nights in Kyoto are hot...
В эти выходные я практически не спал... и изменил любимому чаю с громадным количеством чашек кофе. Суббота началась в четыре часа утра - после получасового сна. И в таком вот темпе...
Встретив важного человека на вокзале, я изо всех сил старался сделать всё от себя зависящее, чтобы всё прошло гладко.
Смею себя заверить, в этом я преуспел.

Если говорить о неделе в целом, то стоит отметить, что ничего особо выдающегося из повседневной рутину Ко Каку Ро не произошло. Пожалуй только стоит отказать в праве посещения двум людям, которые меня умудрились огорчить. Чувство раздражения меня не устраивает, так что... проще отказать в посещении.
Холодная война между отцом и сыном, свидетелем которой я являюсь, вполне достойна была бы средневековых романов. Наверно, именно так и происходит в волчьей стае, когда вожак, глядя на молодого, понимает, что вскоре тот станет достаточно силён, чтобы свергнуть его господство.
Пожалуй, в этой ситуации меня огорчает только то, что оба любят посещать Ко Каку Ро. Раздел власти и смена господства в нашей среде дело обычное, но мне приходится слишком уж дипломатично высчитывать дни их посещения... Неудобно, а неудобств я стараюсь избегать.

Сегодня пришли результаты девочек из больницы. К счастью, все чистые. Иначе пришлось бы немало потрудиться и потратиться. Вообще, стоило бы уделить документам побольше времени, но, как назло, сделать это до понедельника не получится. Пакую чемодан и размышляю над изменчивостью и непредсказуемостью судьбы.

Он больше не навещает меня, мне очень жаль. Кажется, только здесь у него получалось сбросить с себя бремя забот, усталость и раздражение, избавиться - пусть на время - от той ненависти, что его терзает. Куросаки-кун никогда не сможет победить его силой ненависти, это очевидно... потому что я никогда прежде не встречал живое существо, способное так упиваться этим чувством, как он. Я уже говорил, что думаю по поводу этой эмоции... Мне жаль его. Ему нужно помочь... но, к сожалению, единственное, что я могу сделать, единственное, что он позволяет мне сделать - это заваривать ему чай и "убирать" за ним после очередных... ночей, когда луна становится слишком уж красной.
Но это всё, конечно же просто философия.

Я очень люблю жанр суми-ё. Мой дорогой друг как-то подарил мне картину с ирисами - своего собственного изготовления - и теперь в нише для какэмоно неизменно цветут ирисы. Я понимаю, что следовало бы менять изображения по мере смены сезонов, но эти ирисы полны такого утончённого изящества, что я ничего не могу с собой поделать.

В последнее время я много курю... Иногда мне кажется, что вместе с дымом из моего горла выходят и эмоции. Наверно, тоьлко таким способом проявлять их достойно мужчины... Я люблю наблюдать за европейцами. Они такие... живые! Конечно, я считаю проявление сильных эмоций перед всеми, на публику - несколько вульгарным, но, думается мне, я не имею права судить европейцев, чей менталитет и чья культура совершенно не похожи на наши. Так вот, следить за ними - мне это нравится. Особенно мне нравится наблюдать за теми, кто испытывает радость. Кажется, если смотреть на беззаботных, то и сам можешь стать таким...
Да-да, а потом возвращаешься с небес на землю.

Сегодня собираюсь переслушать Notre Dame. Никогда не любил французский, это только его прерогатива, но здесь прекрасны и музыка, и исполнители.

13:56 

... because the nights in Kyoto are hot...
Потеплело. Потеплело стремительно и прекрасно.
Но небо снова затянула пелена туч. Интересно, я когда-нибудь смогу прожить весну, в которой целую неделю не будет идти дождь? Почему-то мне кажется, что нет. Не смогу.

Хоть водопада
Не слышно больше шума,
Но и доныне
Гремит в устах народа
Названье водопада.

Это танка дня, за авторством советника Кинто.

Интересно наблюдать со стороны. Меня не раз обвиняли в холодности, но я не могу сказать, что я холоден... я лишь не даю выхода эмоциям, это невежливо... по крайней мере, меня так учили, вот и всё. Интересно наблюдать со стороны. Меня часто просят выслушать, дать совет, утешить, помочь добрым словом - и я никогда не отказываю. Я сочувствую, ободряю... Потому что я могу это сделать. Особенно, если просят меня дорогие мне люди.
Я не холоден... я просто мыслю иначе. Я не бездушный - у меня другие приоритеты.
Но если рассуждать далее, то ваше христианское милосердие и сострадание мне чуждо. Я не христианин, я синтоист. И я верю, что если человек сам виноват в своей беде - то это его вина. Я не буду сочувствовать тем, что по глупости своей рушат всё, что имеет...
Моя справедливость - это справедливость катаны. Наверно, потому что я сам слишком хорошо умею играть словами и красиво заворачивать отвратительную правду. Меня этому научил бизнес и круг общения, это моя работа, это моя жизнь. Но именно поэтому, я считаю, что справедливость - проста и безжалостна, как лезвие меча.
И если вы придёте ко мне, слёзно умоляя справедливо рассудить вас или справедливо охарактеризовать ситуацию - будьте готовы к тому, что я полностью и совершено беспристрастен. Я не буду жалеть.

17:18 

... because the nights in Kyoto are hot...
Катана поёт о любви.
Вакизащи поёт о смерти.

URL
23:30 

... because the nights in Kyoto are hot...
А в Киото ночи жаркие... ночи сладкие... ночи томные...
И даже если отшумит гроза, упадёт на землю ливень - холодно не будет.
Because the nights in Kyoto are hot.



17:14 

... because the nights in Kyoto are hot...
Дела-дела-дела-дела...
Я схожу с ума, стараясь угнаться за временем. Лис носится по кругу за своим хвост, как щенок кокер-спаниэля, самому обидно.
Меня долго не было - и ещё месяц не будет. Из памяти людей мы уходим быстро... но мне бы так хотелось остаться в памяти некоторых! Могу только молить об этом милосердных ками...
Дела-дела-дела-дела...
Мибу сходит с ума, забывая спать и есть.

18:25 

... because the nights in Kyoto are hot...
Великие ками, дайте мне сил!
Я почти готов свалиться с ног окончательно и бесповоротно - так, чтобы заснуть ещё в падении. И не просыпаться... часов 36.
Я ненавижу запах этого табака - это не Мой табак, более того, это не Его табак, что раздражает ещё сильней. Я ненавижу эти плоские шутки, этот прокуренный смех, эту байду, которую европейцы вливают в себя и гордо называют эту дрянь "виски". Я ненавижу эту идиотскую привычку запивать алкоголем таблетки, а потом жаловаться, что "пошаливает сердце" или "они не помогают".

Я чувствую себя нечистым - таким, которого не пустят на порог храма, слишком много крови в последнее время, слишком много. Я хочу туда, где мне самое место - в Ко Каку Ро. Где тихо. Где прохладно и сумрачно. Где специально для моего извращённого вкуса мне набирают холодную офуро, чтобы я в кои-то веки не чувствовал себя стариком.
Я хочу поэзии и тонкий аромат сигарет... не тех.

А вместо этого - вонь табака и виски.

18:42 

... because the nights in Kyoto are hot...
Дела завершены, хлопоты подошли к концу и теперь я дома.
Духота на улице сушит губы - даже ветер горячий, словно ветер из далёких пустынь.
Вчера приезжали из Сумиёси-кай... ох, не нравится мне всё это, ох не нравится...

А тебя нет. Надеюсь, не получилось так, что ты приехал - а меня не было на месте? Впрочем, мне бы обязательно доложили... но иногда так хочется помечтать о том, что я не просто инструмент. О, ками-сама, какие глупости я несу! Это всё безбожная жара...
Стоит замолчать, музыка всегда лучше простых слов.


18:25 

... because the nights in Kyoto are hot...
Меня нельзя оскорбить.
Можете записать это себе хоть на страницах Библии, европейцы, или на талисманах, собратья. Но. Орию Мибу оскорбить нельзя.
Это невозможно.
По сути, что значит оскорбить? Обидеть? Задеть за живое? Полно. Я не думаю, что в хозяине Ко Каку Ро так много живого осталось... правда.
Меня нельзя оскорбить, но можно разочаровать. Как правило, разочаровавшие меня просто однажды узнают, что в посещении Ко Каку Ро им отказано. Это всё. Я не злопамятен. Это своего рода животный инстинкт - ограждать себя от неприятного.

Идут годы. Через меня проходит множество человеческих историй. Здесь есть всё - любовь, ненависть, порок, разврат, романтика... я смотрю на это, выслушиваю, сочувствую, когда это необходимо... и всё. Я сторонний наблюдатель, чем совершенно не горжусь. Жить лучше, чем наблюдать за жизнью, но снова все пути и дороги приводят меня к тому, с чего я начал. Ко Каку Ро. Место, где человек умирает для окружающего мира... на время.
Идут годы. Я старею.

Нынче "модным" считается читать Мураками Харуки. Я не оспариваю его мастерство, мне нравятся произведения этого автора, но хочется спросить - а другие? А знаете ли вы, что есть другие авторы, ничем не хуже его? Но их просто не знают, не узнают - вот и приходится вежливо улыбаться на слова собеседника, который с важным видом заявляет "Да, я читал Мураками".

Я уже давно вырос из романтики. Томные взгляды, прогулки под луной, охапки цветов и безумства во имя любви - простите, я давно оставил это за плечом. Я не создан для любви, как бы банально это ни звучало. Словно строчка из пошлого дамского романа, а вот поди ж ты... Я не создан для того, чтобы быть любимым.
Я сутенёр. Я прекрасно знаю, чего стоят семейные узы, прекрасно знаю и вижу - ко мне приходят те, кто ищет нового. Приходят - и находят.
И всё же... для того, чтобы быть взаимно любимым я не создан. Что не так? Я... удобный.
Удобный для того, чтобы влюбиться - когда хочется романтики. Удобный для того, чтобы поведать мне свои печали. Удобный для того, чтобы прийти ко мне под утро и найти пристанище, помощь, заботу. Удобный. Как может быть удобным диван.
Таинственный сутенёр из Ко Каку Ро - такой загадочный... да. Конечно. Я такой. Вы видите меня таким, потому что вам так хочется. Это ведь экзотично. А нас всех тянет на экзотику, не так ли? Такой загадочный сутенёр из Ко Каку Ро на самом деле страдает от мигреней, читает книги, слушает музыку, выбирает себе удобный мобильный телефон и лэп-топ, оплачивает счета за электричество и пользуется Интернетом - так же, как все.
А ещё этот самый Мибу - да-да, тот самый, кто сейчас пишет эти строки - привык молчать.
"- А теперь я скажу тебе правду.
- А раньше, выходит, ты мне лгал?!
- Нет. Но я молчал. И о многом молчал."
Так и я. Молчу. О многом молчу. Молчу, когда вижу неискренность. Когда вижу предательство - какое бы оно ни было. Пусть так. Пускай этот некто, мистер Икс, думает, что Мибу - глупый, ничего не замечает. Пускай. Пускай даже много будет этих мистеров Иксов.

Я не самурай. Не называйте меня так. Я никогда им не был - и никогда не стану. У меня нет самурайской чести. У меня есть честь Ории Мибу. И гордость тоже - гордость Ории Мибу.

А на самом деле - просто Бах. "Воздух".

11:44 

... because the nights in Kyoto are hot...
Недавно узнал прелюбопытнейший факт. Оказывается, факир чарует змею совсем не тем, что играет на музыкальном инструменте. О, нет. Как я выяснил, он просто незаметно ритмично ударяет ногой, а змею гипнотизируют именно вибрации, а не музыка.
Теперь вот ищу музыку, которая бы так же загипнотизировала и меня. Пока что это Арабский танец из балета Щелкунчик Чайковского. Но не хочется останавливаться на достигнутом, всё же.

10:19 

... because the nights in Kyoto are hot...
В воздухе уже ощутимо дыхание осени.
Сегодня ночью замёрз - пришлось вставать и идти на поиски чего-нибудь потеплей. В итоге - закончил чашкой чая на энгава. Не то, чтобы сильно согрело... Темнота не греет - особенно осенняя темнота. Хотя, надо признать, я люблю её.
Вот так сидел, курил и смотрел в неё. А она смотрела в меня.
Осенью ночь пахнет по-иному. В ней есть некая утончённая нотка - как горчинка на самом дне чашки с крепко заварившимся чаем. Осень - это моё любимое время года. Это время пепла от сгоревших - листьев, людей, мыслей.
А ещё я люблю осеннюю ночь потому, что ты приходишь чаще. Наверно, в Ко Каку Ро - это период такой. Наплыва. Или вообще в Киото. Осень здесь изумительно красиво, так что художники с душами поэта здесь частые гости в эти золотые дни.
Я как-то рассуждал про удобство Ории-дивана... Смешно, но и не оспоришь.
Перечитаю "Золотой храм". Обязательно перечитаю.
А осенние вечера наполнены болью. По крайней мере, так это было вчера. Нога онемела от бедра - ха, мастер кэндо, как же... сперва разминал сам, потом позвал Хинагику-чан... в итоге прогнал и её - связка упорно не становится на место. Мне нужен доктор. Смешно.

Надо вставать. Надо надевать европейскую одежду. Заплетать французскую косу - так удобней. Надо садиться за руль и ехать по делам.
Как же мне всё надоело.

Никто не забыт, ничто не забыто.
Я всегда жду.

13:49 

... because the nights in Kyoto are hot...
Мир ускользает сквозь пальцы. Это слишком похоже на песок, чтобы не помнить и не думать.
Самое время перечитать "Золотой Храм". Или даже туда наведаться - было бы весьма неплохо.
Головная боль сводит меня с ума, в сутках слишком мало часов, чтобы я мог отдохнуть, но я не жалуюсь, нет. Это всего лишь констатация факта.
Стал замечать за собой - запах чужих сигарет меня приводит в тщательно скрываемое бешенство. Я не собираюсь объяснять, почему в саду Ко Каку Ро не курят. Просто так принято.

Мысли блуждают по кругу. Пытаются податься в сторону - и впечатываются в стену боли. Ничего страшного.
Людям крайне свойственно подходить ко всему и всем с двойными стандартами. Тщательный хирургический анализ самого себя и своих поступков - удаётся очень немногим. Двойные стандарты и бесчисленные попытки себя оправдывать - если от женщины я и могу подобное стерпеть, то подобное поведение у мужчины достойно презрения и порицания.
В этом плане Ты меня всегда радовал. Наверно, потому что Ты никогда не ищешь оправдания своим поступкам и всегда идёшь до конца, раз уж решил поступить именно так.

Прибывших я рад приветствовать, хотелось бы знать, что привело сюда.
В качестве осеннего мотива:

16:05 

... because the nights in Kyoto are hot...
Решил развлечься и погадать себе. Открыл книгу любимых стихов - и даже улыбнулся. Сутоку-ин, как подходит:
Хоть мы в разлуке,
Как водопад, скалами
Разъединённый, -
Одним я жив: надеждой
Увидеться с тобою!


Как совпало. Я только этой надеждой и жив.
Перечитал "Храм". Снова и снова поражает до глубины души. Хочется сесть с трубкой и курить, не останавливаясь, пока сознание полностью не исчезнет в завитках дыма. И никогда не возвращаться.

"-Выходит, благородство - не более чем игра воображения? - весело рассмеялся я. - Вот ты часто говоришь о реальности. В чём, по-твоему, реальность благородства?
- А вот в этом, - Касиваги шлёпнул ладонью по заросшему мхом камню башеки. - В неорганике, остающейся после смерти человека." "Золотой Храм", Мисима Ю.

Приветствую новых гостей.

10:57 

... because the nights in Kyoto are hot...
Когда-то давно ты сказал, со страшной задумчивостью, столь свойственной тебе после пары-тройки рюмок горячего сакэ - ...пластырь отрывают быстро. Людей от себя - тоже.
Я не нашёлся, что ответить тогда. Я испугался.
Побоялся, что однажды ты точно так же оторвёшь от меня и себя, и тогда я останусь... чем? Брошенным и бесполезным мусором? Нет, не так жестоко, но... Тем, кто своё предназначение уже выполнил. А потому и не нужен.
У всех нас есть цель, даже если мы ещё не осознаём эту цель до конца. Она есть. Как правило, мы достигаем этой цели всю жизнь. Но что будет с человеком, который достигнет своей цели?
Ты никогда об этом не задумывался. Ты всегда жил по принципу - быстрей, быстрей, быстрей! Иногда мне казалось, что ты даже кофе по утрам пьёшь, потому что это - одна из миллионов мельчайших ступенек на пути к твоей Великой Цели. Ты делал людей своими, ты привязывал их к себе - потому что так надо. Я не хочу сейчас задумываться, стал ли я для тебя исключением, подтверждающим правило, а оттого - другом, или безликим и одним из многих... ступеней.
Когда-то мне стало страшно. Твоя Великая Цель, о которой я узнал почти случайно и потом уже долгое время мечтал, чтобы не узнал тогда ничего, была всегда слишком Велика, чтобы достичь её просто и быстро. Скажу честно, часто на мне казалась вообще недостижимой. Своего рода попыткой заполнить эту жизнь. А потом я начал понимать, что для тебя, кажется, нет ничего невозможного. Может, именно этот твой внутренний стержень - стальной, как и глаза - притянул меня когда-то, в первые дни нашего знакомства?
Многие любят говорить, что противоположности притягиваются. Я считаю, что это бред. Противоположности могут притянуться друг к другу только в том случае, если их взаимодействие будет непродолжительным.
Нет.
Подобное тянется к подобному.
Мы такие с тобой разные. Это меня убивает.

Заведу себе карпов.

13:03 

... because the nights in Kyoto are hot...
Странная традиция праздновать европейские праздники, но никому вреда не будет.
Я староват, чтобы начинать всё с чистого листа.

Ложится вечер,
У входа стебли риса
Шумят, и тихо
Осенний ветер веет
Над круглой крышей дома.
Минамото но Цунэнобу

Дорогой человек прислал привет из Германии - и тёплый шарф. Мило с его стороны. И печально - здоровье ухудшается. Я могу только молиться богам, чтобы это было просто сезонное. Я могу только восхититься силе его духа.
Когда-то давно он сказал мне "надо идти дальше". Смешно, мне казалось, он действует и говорит только под влиянием момента... но нет. Он собрал волю в кулак - и вот, пожалуйста... Я бы так смог?
Понятия не имею.

Приветствую новоприбывших - прошу прощения, что с опозданием.

00:09 

... because the nights in Kyoto are hot...
Ноябрьские ночи - это что-то... блёклое. Нет, конечно же много ярких огней, неоновые вывески и в центр не спит вообще никогда. Только вот всё кажется блёклым и каким-то ненатурально-крикливым, будто декорации в дешёвом спектакле.
Иногда, возвращаясь домой, я представляю себе, что меня ждут. Это сродни мечтам - но и я могу помечтать, особенно сейчас, когда никто не видит. Тебя там нет, в этих комнатах, где на полу тихо поскрипывают под тяжестью тела татами. Нет. И, что печальней всего, я знаю это заранее.

Бездарно тратить время ты не любишь. Иногда мне кажется, что когда я рядом тебя посещают мысли о потерянном времени. А я… что я… Я ведь не могу тебе предложить беседы о твоих делах – ты никогда мне ничего не рассказываешь. Да я вряд ли и пойму, но…
Одиночество здесь всё пронизывает. По крайней мере, сейчас я чувствую себя старым холостяком, который себе даже кошки не завёл.

Странно и смешно становится порой. Шекспир сравнивал мир с театром. Мураками - с магазином старых пластинок. А я... с чем его сравнил бы я? Наверно, с залом ожидания в аэропорту. Все ждут чего-то - своего рейса... завязываются знакомства. Некоторые люди сидят, уткнувшись в лэп-топы/книги/журналы/что-нибудь ещё, и всем видом говорят "не беспокоить!". Кто-то летит первым классом, кто-то бизнес-рейсом, кто-то в эконом классе. Но летят все. Некоторые посадки не дожидаются. Вспоминают о чём-то слишком важном - и покидают зал ожидания. Таких людей жаль. Они никуда не прилетят в итоге.
Проклятые ассоциации.

19:07 

... because the nights in Kyoto are hot...
Снег-снег-снег. Уже не первый - и далеко не последний, но снег-снег-снег.
Если бы не пульсирующая в висках боль, я бы сейчас ему порадовался.
Кто-нибудь хочет поиграть со мной в рэнга? Пожалуйста.

Ты обещал мне
Росу своей приязни,
И долго ждал я, -
А между тем подходит
К концу и эта осень!
Фудживара но Мототоши

Пара строк на рисовой бумаге

главная